Larger font
Smaller font
Copy
Print
Contents

Избранные вести. Том первый

 - Contents
  • Results
  • Related
  • Featured
No results found for: "".
    Larger font
    Smaller font
    Copy
    Print
    Contents

    Глава 27. Характер Божьего Закона

    Давид говорит: “Закон Господа совершен” (Псалтирь 18:8). “Издавна узнал я об откровениях Твоих, что Ты утвердил их навеки” (Псалтирь 118:152). Павел же свидетельствует: “Посему закон свят, и заповедь свята и праведна и добра” (Римлянам 7:12).1ИВ 216.1

    Как Верховный Правитель Вселенной, Бог установил законы, управляющие не только всеми живыми существами, но и всеми процессами в природе. Все, великое или малое, живое или неживое, подчиняется твердым законам, которыми нельзя пренебрегать. У этого правила нет исключений, ибо ничто из того, что было создано рукой Божьей, не забыто Божественным разумом. Но в то время как все в природе управляется природными законами, один лишь человек, будучи разумным существом, способным понимать требования закона нравственного, является ответственным и перед ним. Лишь человеку, венчающему Божье творение, Он дал сознание и совесть, позволяющие понять священные требования Божественного Закона, и сердце, способное полюбить этот Закон как святой, праведный и добрый. Поэтому от человека и требуется совершенное и полное послушание. И тем не менее Бог не принуждает человека повиноваться; Он оставил ему нравственную свободу.1ИВ 216.2

    Личная ответственность человека осознается лишь немногими; однако это вопрос величайшей важности. Каждый из нас может либо повиноваться и жить, либо преступить Закон Божий, отвергнуть Его власть и понести должное наказание. И тогда перед каждой душой встает один и тот же вопрос: покоряюсь ли я голосу с небес, Десятословию, данному на Синае, или пойду за грешниками, попирающими этот огненный Закон? Для тех, кто любит Бога, соблюдать Его заповеди и делать угодное в очах Его — наивысшая радость. Плотское же сердце ненавидит Закон Божий и противится его святым установлениям. Люди закрывают свои души для озаряющего их Божественного света, отказываясь ходить в нем. Они жертвуют чистотой сердца, благоволением Бога и надеждой обрести небеса ради удовлетворения плотских желаний и мирской выгоды.1ИВ 217.1

    Псалмопевец говорит: “Закон Господа совершен” (Псалтирь 18:8). Как прекрасен в своей простоте, глубине и совершенстве Закон Иеговы! Он так краток, что мы легко можем заучить каждое из его требований, и в то же время он настолько всеобъемлющ, что выражает всю волю Божью и охватывает не только видимые поступки человека, но и его мысли и намерения, его желания и чувства. Человеческие законы на это неспособны. Они имеют дело лишь с внешними проявлениями непослушания. Человек может быть нарушителем закона и между тем скрывать свои проступки от людских глаз; он может быть преступником — грабителем, убийцей или прелюбодеем, — но пока он не разоблачен, закон не осудит его как виновного. Закон Божий отмечает ревность, зависть, ненависть, злобу, мстительность, похоть, гордыню — все чувства, вскипающие в душе человека, но не получающие видимого выражения в поступках не потому, что нет желания, а потому, что нет возможности. Однако за все эти греховные чувства придется дать ответ в день, когда “всякое дело Бог приведет на суд и все тайное, хорошо ли оно, или худо” (Екклесиаста 12:14).1ИВ 217.2

    Простота Божьего Закона

    Закон Божий прост и доступен для понимания. Есть люди, горделиво похваляющиеся своей готовностью верить лишь тому, что они способны понять, забывая при этом о существовании тайн как в человеческой жизни, так и в проявлениях Божьего могущества, в природных явлениях — тайн, объяснить которые бессильны самая глубокая философия и самые обширные исследования. Но в Законе Божьем нет никаких тайн. Каждый может понять те великие истины, которые заключены в нем. Самый немощный разум в состоянии осознать эти правила; самый невежественный человек может руководствоваться ими в своей жизни и сформировать свой характер в соответствии с Божественными критериями. Если бы люди старались исполнять этот Закон в силу всех своих способностей, они обрели бы такую проницательность ума, которая позволила бы им еще глубже осознать намерения и планы Божьи. И это возрастание продолжалось бы не только в земной жизни, но и всю вечность, ибо, как бы далеко мы ни продвинулись в познании мудрости и силы Божьей, у нас всегда будут оставаться бесконечные возможности для совершенствования.1ИВ 217.3

    Божественный Закон требует от нас любить Бога превыше всего и ближнего, как самого себя. Без проявления этой любви высочайшее исповедание веры — всего лишь лицемерие. “‘Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим’ — сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: ‘возлюби ближнего твоего, как самого себя’; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки:” (Матфея 22:37—40).1ИВ 218.1

    Закон требует совершенного послушания. “Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем” (Иакова 2:10). Ни одна из Десяти Заповедей не может быть нарушена без нарушения верности Небесному Богу. Самое малое отклонение от этих требований по небрежности или злой воле является грехом; а любой грех навлекает на грешника гнев Божий. Послушание было единственным условием исполнения обетований, данных древнему Израилю, обетований, делавших их народом, обладающим особым благоволением Божьим; и эта же послушание Закону принесет такие же великие благословения отдельным людям и целым нациям, какие оно могло принести древним евреям.1ИВ 218.2

    Послушание Закону необходимо не только для нашего спасения, но также для нашего собственного счастья и счастья всех, с кем мы связаны. “Велик мир у любящих закон Твой, и нет им преткновения” (Псалтирь 118:165), — утверждает богодухновенное Слово. И тем не менее ограниченный человек преподносит людям этот святой, праведный и добрый Закон, этот закон свободы, Самим Творцом созданный во благо человеку, как некое рабское иго, как гнет, который никто не в состоянии вынести. Но именно грешник рассматривает Закон как тяжкое ярмо; именно законопреступник не может видеть красоты в его установлениях. Ибо плотские умы “закону Божию не покоряются, да и не могут” (Римлянам 8:7).1ИВ 218.3

    “Законом познается грех” (Римлянам 3:20), ибо “грех есть беззаконие” (1 Иоанна 3:4). Именно через Закон люди обличаются во грехе; и они должны почувствовать себя грешниками, подвергающимися гневу Божьему, прежде чем осознают свою нужду в Спасителе. Сатана упорно стремится ослабить в человеке способность осознавать ужасную сущность греха. Те же, кто попирает Закон Божий, выполняют работу великого обольстителя, ибо отвергают единственный критерий, которым они могут определить грех и довести его до сознания законопреступника.1ИВ 219.1

    Закон Божий достигает тайных намерений, к которым человек, несмотря на их греховность, относится легкомысленно, но которые в действительности составляют основу характера и его мерило. Закон есть зеркало, в которое нужно смотреть грешнику, если он хочет иметь верное представление о своих моральных качествах. И когда он видит себя осужденным в свете этого великого критерия праведности, его следующим шагом должно стать покаяние в грехах и поиск прощения во Христе. Оказавшись неспособными на подобный шаг, многие люди пытаются разбить это зеркало, обнаружившее их пороки, избавиться от Закона, который указывает на изъяны в их жизни и характере.1ИВ 219.2

    Мы живем в век великого нечестия. Множество людей находятся в плену греховных обычаев и порочных привычек, и им трудно разбить эти кандалы. Порок, как потоп, заливает землю. Преступления, о которых даже говорить страшно, становятся обыденными. И тем не менее люди, исповедующие себя стражами на стенах Сиона, учат, что Закон был предназначен лишь для евреев, и теперь ему на смену пришли славные преимущества, которые несет евангельская эпоха. Разве нет связи между всеобщим беззаконием и преступностью и тем фактом, что служители и прочие люди учат, будто Закон не является более сдерживающей силой?1ИВ 219.3

    Обличающая сила Закона Божьего распространяется не только на то, что мы делаем, но и на то, что мы не делаем. Мы не должны оправдывать себя, уклоняясь от исполнения того, что требует от нас Бог. Нам надлежит не только воздерживаться от зла, но и учиться творить добро. Бог дает нам силы для добрых дел; и если мы не используем эти силы должным образом, мы непременно будем осуждены как нечестивые и ленивые рабы. Мы, может быть, и не совершали ужасных грехов, подобное обвинение может быть и не записано против нашего имени в небесной книге, но тот факт, что наши дела не отмечены как чистые, добрые, возвышенные и благотворные, показывает, что мы не умножили вверенные нам таланты и потому заслуживаем осуждения.1ИВ 220.1

    Закон Божий существовал еще до сотворения человека. Он был приспособлен к условиям существования святых существ; даже ангелы пребывали в послушании ему. После грехопадения принципы праведности остались неизменными; ничто не было изъято из Закона, ни одно из его святых установлений не могло быть улучшено. И как он существовал от начала, так будет существовать и в течение последующих нескончаемых веков. “Издавна узнал я, — говорит псалмопевец, — об откровениях Твоих, что Ты утвердил их навеки” (Псалтирь 118:152).1ИВ 220.2

    На основании Закона, которому подчиняются ангелы, который требует чистоты самых тайных помыслов, желаний и намерений и установления которого “тверды на веки и веки” (Псалтирь 110:8), будет совершен суд над всем миром в быстро приближающийся день Божий. Законопреступники могут тешить себя мыслью, что Всевышний не ведает, что Всемогущий не бдит! Господь не будет вечно терпеть их, и вскоре они получат воздаяние по делам своим, смерть, которая есть возмездие за грех. А праведный народ, соблюдающий Закон, войдет жемчужными вратами в небесный град и будет увенчан бессмертием и радостью пред лицом Бога и Агнца.1ИВ 220.3

    Larger font
    Smaller font
    Copy
    Print
    Contents